Aggorod.ru

Энциклопедический ресурс

Большой драматический театр имени Г. А. Товстоногова

59°55′38.4″ с. ш. 30°19′51.58″ в. д. / 59.927333° с. ш. 30.330994° в. д. (G) (O) (Я)

Российский государственный академический Большой драматический театр имени Г. А. Товстоногова

Прежние названия

Ленинградский академический Большой драматический театр имени М. Горького

Место нахождения 191023, Россия, Санкт-Петербург, наб. реки Фонтанки, д. 65
Основан 1919
Директор Ахмерова Алла Павловна[1]
Художественный руководитель Темур Нодарович Чхеидзе
Сайт Официальный сайт http://www.bdt.spb.ru
Культурное наследие Российской Федерации, объект № 7802384000объект № 7802384000

Российский государственный академический Большой драматический театр имени Г. А. Товстоногова (Большой драматический театр, с 1932 года — имени М. Горького, с 1964 до 1992 года — Ленинградский академический Большой драматический театр имени М. Горького) — театр в Санкт-Петербурге, один из первых театров, созданных после Октябрьской революции. Назван в честь своего прославленного режиссёра и художественного руководителя Г. А. Товстоногова.

Содержание

История

Организация театра

Театр был организован по инициативе Максима Горького и комиссара театров и зрелищ Союза коммун Северной области, актрисы МХТ «первого призыва» Марии Андреевой. В августе 1918 года комиссаром М. Ф. Андреевой был подписан декрет о создании в Петрограде «театра трагедии, романтической драмы и высокой комедии»[2], известного сегодня во всём мире под аббревиатурой БДТ.

В числе основателей театра был и один из столпов «Мира искусства» — художник, ставший в БДТ и режиссёром, Александр Бенуа. В сентябре актёру Николаю Монахову была поручена организация «особой драматической труппы»; в октябре художественный совет, возглавляемый Горьким, определился с режиссёрами, пригласив Н. И. Арбатова и Андрея Лаврентьева; в качестве руководителей музыкальной части были приглашены Александр Гаук и Юрий Шапорин. Тогда же определились и ведущие актёры театра: кроме Монахова, премьер Александринского театра Юрий Юрьев и «звезда» немого кино, актёр Малого театра Владимир Максимов[3].

Основу труппы составили артисты Театра художественной драмы, созданного в 1918 году А. Н. Лаврентьевым, и родившегося в том же году Театра трагедии под руководством Ю. М. Юрьева. В декабре состоялось первое собрание труппы, в которую вошёл и Василий Софронов; начались репетиции сразу двух спектаклей. В январе 1919 года было образовано правление БДТ; председателем правления стала Мария Андреева, главным режиссёром был назначен Андрей Лаврентьев[2].

Афиша спектакля «Дон Карлос»

Большой драматический открылся 15 февраля 1919 года в помещении Большого зала Консерватории спектаклем «Дон Карлос» по пьесе Фридриха Шиллера. Этот исторический спектакль поставил Андрей Лаврентьев, оформил Владимир Щуко, музыку к нему написал Борис Асафьев; в нём были заняты лучшие актёры труппы: Монахов (Филипп), Максимов (Дон Карлос), Юрьев (Поза); спектакль шёл ровно пять часов, Консерватория не отапливалась, был лютый холод, но каждый вечер зал заполняли зрители, и никто не уходил[4].

В 1920 году БДТ получил в своё распоряжение здание бывшего Малого театра (театра Суворина)[5] на Фонтанке, 65, где располагается и в настоящее время.

Ранние годы (1919—1934)

В апреле 1919 года председателем Директории (художественного совета) Большого драматического театра стал Александр Блок[2], главным идеологом оставался Максим Горький.

По замыслу инициаторов театр должен был стать цитаделью героического репертуара, театром больших социальных страстей, взволнованной революционной патетики, театром «великих слёз и великого смеха» (А. Блок).

Спектакли театра в первые годы его существования полностью соответствовали революционной программе его основателей. В то время ещё не сложилась советская драматургия и на сцене театра шли лучшие произведения мировой классики: трагедии У. Шекспира и Ф. Шиллера, драмы В. Гюго; в то же время в театре ставились пьесы Д. Мережковского и В. Брюсова. В новом театре работали режиссёры Николай Петров и Борис Сушкевич; с театром тесно сотрудничали художники — представители «Мира искусства»: Мстислав Добужинский, Владимир Щуко (до БДТ оформлявшие спектакли в Театре трагедии Юрьева и Театре художественной драмы Лаврентьева), Борис Кустодиев, Евгений Лансере[6]. Художники в значительной степени определяли лицо театра в его ранний период; о том, как Щуко создавал атмосферу в «Дон Карлосе» вспоминала исполнительницей роли Елизаветы Надежда Комаровская: «Масштабы декорации создавали впечатление беспомощности человека, его невозможности опрокинуть эти давящие своей тяжестью стены. Казалось, что человеческий крик никогда не может быть услышан, он потонет в них». И пять лет спустя критик А. А. Гвоздев писал: «Определить место БДТ в кругу новейших театральных течений — значит указать на ту роль, которую играл в этом театре художник-декоратор»[6]. По свидетельству актрисы Нины Лежен, в Большом драматическом в те годы всё было подлинным, не бутафорским: мебель, заимствованная из богатых домов, костюмы… Даже в 1925 году, играя Анну Вырубову в пьесе А. Толстого и П. Щёголева «Заговор императрицы», Лежен носила подлинное платье Вырубовой[7].

Важная роль отводилась и музыкальному оформлению; с БДТ сотрудничали Борис Асафьев, Юрий Шапорин (музыкальный руководитель до 1928 года), Михаил Кузмин, Иван Вышнеградский.

В 1921 году из России уехали Горький и Андреева, умер Блок, Ю. М. Юрьев вернулся в родной Александринский; ушёл М. Добужинский; в начале 1921 года БДТ покинул его главный режиссёр — Андрей Лаврентьев.

В Большой драматический приходили новые люди: в 1921—1922 годах главным режиссёром театра был Николай Петров, его преемником стал увлечённый экспрессионизмом Константин Хохлов, пополнивший репертуар театра пьесами Г. Кайзера и Э. Толлера. В конце 1923 года БДТ покинул А. Бенуа, но пришли новые художники — Николай Акимов, Юрий Анненков, В. М. Ходасевич.

В 1923 году в Большой драматический вернулся Лаврентьев и оставался главным режиссёром до 1929 года; литературную часть театра в том же 1923 году возглавил Адриан Пиотровский, в значительной степени благодаря ему на афише театра появились пьесы современных драматургов, как зарубежных, так и отечественных, в том числе Бориса Лавренёва. Рядом с Лаврентьевым в Большом драматическом до 1925 года работал Хохлов, при нём пришли в театр режиссёры Павел Вейсбрём и Константин Тверской. Пришли в БДТ и новые актёры: Александр Лариков, Валентина Кибардина, Ольга Казико.

Константин Тверской

БДТ имени Товстоногова днём

С 1929 по 1935 год главным режиссёром театра был Константин Тверской[8], ученик Всеволода Мейерхольда. С середины 20-х годов, начиная со спектакля «Мятеж» (по пьесе Б. Лавренёва «Дым»), поставленного Лаврентьевым в 1925 году, театр постепенно отказывался от отвлечённой романтики; в полной мере это удалось К. Тверскому[9]. Он отдавал предпочтение современной драматургии (до 1935 года репертуар театра пополнила только одна классическая пьеса — «Доходное место» А. Н. Островского в постановке В. В. Люце), в БДТ ставились пьесы Юрия Олеши, Алексея Файко, Николая Погодина, Льва Славина; важным событием театральной жизни стал спектакль «Разлом» по пьесе Б. Лавренёва. Однако последним спектаклем, поставленным в БДТ Тверским, стал «Ричард III» У. Шекспира.

В 1932 году Большому драматическому было присвоено имя его фактического основателя — М. Горького; при Тверском в репертуаре театра впервые появились пьесы А. М. Горького: «Егор Булычов и другие» (1932) и «Достигаев и другие» (1933).

В этот период в Большом драматическом работали талантливые художники: Моисей Левин (главный художник), Николай Акимов и Вадим Рындин; последний спектакль Тверского оформил Александр Тышлер. В спектаклях Тверского заявили о себе молодые актёры Виталий Полицеймако и Николай Корн[9]. C 1930 года в качестве режиссёра-постановщика в театре работал Владимир Люце, также ученик Мейерхольда.

Избранный репертуар

См. также Спектакли Большого драматического театра

  • 1919 — «Дон Карлос» Фридриха Шиллера; режиссёр А. Н. Лаврентьев
  • 1919 — «Макбет» У. Шекспира; режиссёр Ю. М. Юрьев
  • 1919 — «Разбойники» Ф. Шиллера; режиссёр Б. М. Сушкевич
  • 1919 — «Дантон» М. Левберга; режиссёр K.K. Тверской
  • 1920 — «Отелло» У. Шекспира; режиссёр А. Н. Лаврентьев
  • 1920 — «Царевич Алексей» Д. Мережковского; режиссёры А. Н. Бенуа и А. Н. Лаврентьев
  • 1920 — «Король Лир» У. Шекспира; режиссёр А. Н. Лаврентьев
  • 1921 — «Рюи Блаз» В. Гюго; режиссёр Н. В. Петров
  • 1921 — «Слуга двух господ» К. Гольдони; режиссёр А. Н. Бенуа
  • 1922 — «Газ» Г. Кайзера; режиссёр К. Хохлов
  • 1924 — «Бунт машин» А. Н. Толстого; режиссёр К. Хохлов
  • 1924 — «Девственный лес» Э. Толлера; режиссёр К. Хохлов
  • 1925 — «Заговор императрицы» А. Толстого и П. Щеголева; режиссёр А. Н. Лаврентьев
  • 1925 — «Мятеж» Б. Лавренёва; режиссёр А. Н. Лаврентьев
  • 1926 — «Блоха» Е. Замятина; режиссёр Н. Ф. Монахов
  • 1927 — «Разлом» Б. Лавренёва; режиссёр К. Тверской
  • 1929 — «Враги» Б. Лавренева; режиссёр А. Н. Лаврентьев
  • 1929 — «Город ветров» В. Киршона; режиссёр К. Тверской
  • 1929 — «Заговор чувств» Ю. Олеши; режиссёр К. Тверской
  • 1932 — «Мой друг» Н. Погодина; режиссёр К. Тверской
  • 1932 — «Егор Булычев и другие» М. Горького; режиссёры К. Тверской и В. В. Люце
  • 1933 — «Достигаев и другие» М. Горького; режиссёр В. Люце
  • 1934 — «Интервенция» Л. Славина; режиссёр В. Люце
  • 1935 — «Ричард III» У. Шекспира; режиссёр К. Тверской[10].

Период кризиса режиссуры (1935—1955)

В 30—50-х годах в театре появлялись яркие режиссёры, однако, заявив о себе интересными постановками, они по тем или иным причинам, не всегда добровольно, покидали театр. Константин Тверской был сначала выслан из Ленинграда, а затем расстрелян; возглавивший театр в 1936 году Алексей Дикий в авусте 1937 года был арестован и затем осуждён[11].

…Семь лет этот театр практически был без настоящего руководителя. То они коллегию делали. То пригласили замечательного человека, режиссёра Константина Павловича Хохлова, который был уже стар и болен. Они его «съели». Тут была очень злая труппа, очень их было много. За семь лет все, кому было не лень, приходили в этот театр…

После Дикого пост главного режиссёра занимали:

Такая частая смена художественного руководства отразилась и на атмосфере в коллективе, и на качестве постановок. К концу 30-х театр потерял популярность.

В начале Великой Отечественной войны театр был эвакуирован в Киров, но вскоре после прорыва кольца блокады, 11 февраля 1943 года, вернулся в Ленинград для обслуживания войск Ленинградского фронта и госпиталей.

Творческий кризис БДТ, обозначившийся ещё в конце 30-х, усугубился в послевоенные годы. Художественные руководители не задерживались надолго: в период с 1949 по 1955 год в театре сменилось четыре главных режиссёра, в сезоне 1953—1954 годов в Большой драматический и вообще обходился без главного режиссёра — управлялся коллегией. В условиях, когда во главе театра едва ли не каждый сезон оказывался новый человек, ни о каком плане развития, продуманной репертуарной политике не могло быть и речи. Всё это привело к тому, что в середине 50-х театр не имел «своего» зрителя; из-за крайне низкой посещаемости (на иных спектаклях публики в зале было «меньше, чем артистов на сцене») образовалась значительная финансовая задолженность, грозившая театру закрытием[13].

Режиссёрская чехарда негативно сказалась на управляемости театра, труппа попросту «съедала» неугодных режиссёров. В БДТ в тот период было немало талантливых актёров, но одни, не принадлежавшие к руководящей группе, оказались не востребованы, другие были заштампованы в своих амплуа, третьи, в отсутствие художественного руководства ощутив себя хозяевами театра, позволяли себе на сцене всё, что заблагорассудится[14].

Избранный репертуар

См. также Спектакли Большого драматического театра

  • 1936 — «Матросы из Каттаро» Ф. Вольф; режиссёр А. Дикий
  • 1937 — «Мещане» М. Горького; режиссёр А. Дикий
  • 1938 — «Благочестивая Марта» Тирсо де Молина; режиссёр Н. В. Петров
  • 1939 — «Дачники» М. Горького; режиссёр Б. Бабочкин
  • 1941 — «Король Лир» У. Шекспира; режиссёр Г. Козинцев (с музыкой Д. Шостаковича)
  • 1944 — «На дне» М. Горького; режиссёр Л. С. Рудник
  • 1948 — «Враги» М. Горького; режиссёр Н. С. Рашевская
  • 1949 — «Слуга двух господ» К. Гольдони; режиссёр А. В. Соколов
  • 1949 — «Егор Булычев и другие» М. Горького; режиссёр Н. С. Рашевская
  • 1950 — «Разлом» Б. Лавренева; режиссёры А. В. Соколов и И. С. Зонне
  • 1951 — «Любовь Яровая» К. Тренёва; режиссёр И. С. Ефремов
  • 1952 — «Достигаев и другие» М. Горького; режиссёр Н. С. Рашевская
  • 1954 — «Гости» Л. Зорина; режиссёры В. В. Меркурьев и И. В. Мейерхольд
  • 1955 — «Перед заходом солнца» Г. Гауптмана; режиссёр К. П. Хохлов[15].

Эпоха Георгия Товстоногова (1956—1989)

Георгий Товстоногов не сразу принял предложение возглавить БДТ. Однако ради спасения «первого пролетарского театра», по настоянию курирующих театры партийных органов Ленинграда[16], Товстоногов всё же согласился стать одиннадцатым по счёту главным режиссёром Большого драматического и 13 февраля 1956 года, в канун очередного дня рождения театра, был представлен труппе.

Фойе театра

За шесть лет работы на посту главного режиссёра Ленинградского театра им. Ленинского комсомола Георгий Товстоногов заставил взыскательную ленинградскую театральную общественность говорить о себе, как о чрезвычайно талантливом и успешном режиссёре. Поставленный им в 1955 году на сцене Ленинградского театра драмы им. Пушкина спектакль «Оптимистическая трагедия» по пьесе Вс. Вишневского (позже удостоенный Ленинской премии) не меньше, чем публике, понравился партийному руководству и сыграл не последнюю роль в его новом назначении[17].

Новому художественному руководителю были предоставлены широкие полномочия; из Ленинградского Ленкома Товстоногов пригласил на пост заведующей литературной частью Дину Шварц; для проведения административной реорганизации БДТ директором театра был назначен Георгий Коркин. «Он был жесток, он был беспощаден, — вспоминала Дина Шварц. — Он мог всё реорганизовать, уволить всех, кого надо. И он бегал к Георгию Александровичу каждый день»[16]. На своей первой встрече с труппой, коснувшись темы «съедания» художественных руководителей, Товстоногов заявил: «Я несъедобен! Запомните это: несъедобен!»[13]. С благословения руководящих инстанций, новый художественный руководитель уволил примерно треть труппы — более 30 актёров[13].

В первый свой год в БДТ Товстоногов в буквальном смысле слова «завлекал» зрителей в забытый ими театр; исходя из того, что «в театр ходят не только для пользы», новый художественный руководитель не чуждался и развлечения: ставил комедии «Шестой этаж» А. Жери и «Когда цветёт акация» Н. Винникова, «Безымянную звезду» М. Себастиану…[14] К началу 1957 года Товстоногову удалось переломить ситуацию: спектакли шли уже при полных залах. Новый БДТ, «театр Товстоногова», начался со спектакля «Эзоп» (по пьесе Г. Фигейредо), представленного зрителям 23 марта 1957 года; за «Эзопом» последовал легендарный «Идиот» с Иннокентием Смоктуновским.

Падение интереса к театру с конца 30-х годов, по свидетельству И. Юзовского, было общей тенденцией[18], не только БДТ, но весь советский театр переживал в эти годы кризис[19]. Переход Товстоногова в Большой драматический совпал с началом «оттепели», он был одним из первых, кто осознал новые возможности в изменившейся атмосфере; «символом оттепели» стал уже «Эзоп»[20]; два года спустя, в ходе обсуждения горьковских «Вараваров», Юзовский, свидетель яркого расцвета театра в 20-х годах, писавший о спектаклях Вл. Немировича-Данченко и Вс. Мейерхольда, говорил: «То, что вы делаете, имеет отношение не только к одному Большому драматическому театру… Я хочу, чтобы вы не снижали ваших темпов и чувствовали ответственность и понимали, что есть жажда настоящего и большого театра. Настолько давно его не было и настолько эта претензия может быть осуществлена в этом театре…»[21]. Товстоногов не обманул ожидания: за «Варварами» последовали «Пять вечеров» А. Володина и ещё целый ряд спектаклей, вошедших в «золотой фонд» советского театра.

Большой драматический, хотя его не уставала хвалить и центральная советская пресса, вплоть до «Правды», особенно после признания за рубежом (что не исключало и бранных статей, в том числе в «Правде»[22]), жил под постоянным присмотром партийных органов; не была выпущена «Римская комедия» Л. Зорина, с трудом, ценой многочисленных уступок Товстоногову удалось спасти спектакль «Три мешка сорной пшеницы» по повести Владимира Тендрякова — о послевоенном голоде в деревне и послевоенных репрессиях[23], долго и мучительно пришлось бороться за один из самых любимых зрителями спектаклей — «Цену», по той лишь причине, что автор пьесы, Артур Миллер, позволил себе критические высказывания о внешней политике СССР[24]; выпущенные постановки нередко приходилось корректировать. Так, в спектакле «Горе от ума» на суперзанвес, как эпиграф, была вынесена цитата из А. С. Пушкина: «Чёрт догадал меня родиться в России с умом и талантом», — в конце концов цитату пришлось убрать[25]. И тем не менее эпоха Товстоногова в истории Большого драматического стала «золотой»; на протяжении трёх десятилетий его руководства БДТ оставался лидером отечественного театрального процесса[26], «первой сценой страны»[27], пользуясь неизменным успехом и за рубежом: из европейских стран БДТ за эти годы не побывал только в Португалии, гастролировал в Японии, Аргентине, Израиле, дважды в Тайване...[28] «Большой драматический театр, — писал А. Свободин в 1970 году, — умеет создавать спектакли — культурные ценности. Они оказываются в одном ряду с выходом многотомных собраний сочинений великих писателей, с публикациями, проливающими новый свет на историю страны»[29]. А П. А. Марков шестью годами позже констатировал: «Какие суждения — от восторженных, захлебывающихся до скептических и высокомерных — ни выноси о спектаклях Товстоногова, остаётся одинаково очевидным, что Товстоногов занимает в нашей театральной жизни особое и чрезвычайно значительное место. Его не обойдёшь нарочитым невниманием, не будешь отрицать его определяющее, твёрдо закреплённое влияние на советский театр. Вдобавок налицо все признаки внешнего — порою триумфального — успеха… А между тем Товстоногов не делает минимального шага, для того чтобы вымолить у зрителя успех… Театр Товстоногова лишен малейшего оттенка сенсационности… Успех подтверждает, что театр попадает в самую точку общественно-художественных интересов страны…»[30]

С Товстоноговым в разное время работали режиссёры Роза Сирота (в 1955—1962 и в 1966—1972 годах), Рубен Агамирзян (в 1961—1966 годах), Юрий Аксёнов (в 1961—1983 годах), и каждый из них внёс свой вклад в «золотой фонд» БДТ.

Труппа

Труппа, созданная Товстоноговым, по мнению знаменитого польского режиссёра Эрвина Аксера, поставившего в БДТ не один спектакль, «могла соперничать с лучшими европейскими коллективами»: «Ведущие актёры этого театра, мастера своего дела, ничем не уступали всемирно известным звёздам, а возможно, и превосходили их умением соединить игру в ансамбле с индивидуальной виртуозностью»[31]. С Аксером готовы поспорить отечественные театроведы: «Труппа Большого драматического, — считает, в частности, Н. Старосельская, — не могла соперничать с лучшими европейскими коллективами, потому что была на протяжении нескольких десятилетий величайшей труппой в мире»[32]. По свидетельству К. Рудницкого, попасть в БДТ в 80-х годах было даже труднее, чем в труппу МХАТа 30—40 годов[32], где звёзды всесоюзного масштаба исчислялись десятками. В 1988 году, формулируя принципы, по которым он отбирал актёров в свой театр, Товстоногов, с его репутацией деспота и диктатора, в числе обязательных назвал «интеллектуальный уровень» («всё важное, интересное в нашей жизни должно его касаться») и «способность к импровизационному поиску в процессе работы»[32]. Товстоногов умел сделать актёра соавтором спектакля; как отмечала театровед Т. Злотникова, он любил актёров «как класс», но любил требовательно, порою даже обременительно[33].

«В труппе БДТ, — пишет Е. Горфункель, — у Товстоногова было несколько главных актрис — Нина Ольхина, Людмила Макарова, Эмма Попова, Зинаида Шарко, Татьяна Доронина»[34]. Но рядом с ними были и такие замечательные неглавные, как Валентина Ковель и Мария Призван-Соколова, которых Н. Старосельская также включила в «самый-самый малый звёздный круг»[35][36]; в 70-х годах и с «главными» достойно конкурировала молодая Наталья Тенякова.

Что же касается мужской части труппы, то здесь перечень «звёзд» мог бы оказаться бесконечным: уже в 60-х годах рядом с многоопытными Виталием Полицеймако, Евгением Лебедевым, Ефимом Копеляном и Владиславом Стржельчиком прославились молодые Павел Луспекаев, Сергей Юрский, Кирилл Лавров, Олег Борисов, Олег Басилашвили, Владимир Рецептер[37]; в 70-х годах зрители узнали и полюбили Геннадия Богчёва и Юрия Демича; а были ещё и Николай Корн, Павел Панков, Николай Трофимов, Всеволод Кузнецов, Вадим Медведев[37]. Отдельная страница в истории товстоноговского БДТ — Иннокентий Смоктуновский, хотя он и сыграл на этой сцене только одну незабываемую роль[38][39].

Георгий Товстоногов возглавлял Большой драматический тридцать три года; 23 мая 1989 года, возвращаясь домой после генеральной репетиции спектакля «Визит старой дамы», он умер за рулём своего автомобиля[40].

Избранный репертуар

См. также Спектакли Большого драматического театра

После Товстоногова (1989—2007)

У многих было такое ощущение, что 23 мая 1989 года умер не только Товстоногов, умер БДТ; на панихиде об этом говорила Татьяна Доронина, о том же писала в своём дневнике Дина Шарц[42]. Товстоногов не готовил себе преемника: придёт новый режиссёр, создаст свой театр. Но новый режиссёр не приходил (так, не состоялся переход в БДТ Льва Додина), наступали тяжёлые для всего российского театра времена; очень скоро перед БДТ, как и перед многими театрами, встал вопрос о выживании.

В этот период театр возглавил Кирилл Лавров, избранный тайным голосованием коллектива; он не был режиссёром, и одной из главных забот нового художественного руководителя, наряду с сохранением труппы и решением финансовых проблем, стали поиски талантливых режиссёров вообще и главного режиссёра в частности. Лишь в 2004 году театр обрёл наконец главного режиссёра в лице давно сотрудничавшего с БДТ Темура Чхеидзе[43]. В одном из интервью в 2007 году Чхеидзе говорил: «Я знал: что тут ни сделай — это будет хуже, чем во времена Товстоногова. Но его нет, и вообще товстоноговы рождаются крайне редко. А жизнь идет, и я, восторгаясь тем театром, который был когда-то, не ставлю так, как Товстоногов»[44].

Сегодняшний день театра

На основной сцене театра представлены произведения русской и мировой классики, а также современная драматургия: пьесы А. Н. Островского, Л. Н. Толстого, Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, У. Шекспира, Ф. Шиллера, Б. Шоу, Р. Харвуда, М. Фрейна и других.

На Малой сцене идут «Старик и море» Э. Хемингуэя, «Кто боится Вирджинии Вульф» Э. Олби, «Дама с собачкой» А. П. Чехова, «Ангелова кукла» Э. С. Кочергина, «Берендей» С. А. Носова.

С Николай Морозов[45].

В театре на постоянной основе работают режиссёры: Николай Пинигин, Андрей Максимов, Григорий Дитятковский. Спектакли в БДТ ставят также приглашённые режиссёры.

Текущий репертуар

См. также Спектакли Большого драматического театра

Труппа

Рядом с фамилиями актёров указаны годы службы в БДТ

Телевизионные записи спектаклей

Примечания

  1. Большой драматический театр им. Г. А. Товстоногова (официальный сайт)
  2. 1 2 3 Беньяш Р. Ленинградский Академический Большой драматический театр им. М. Горького. — Л.: Искусство, 1968. — С. 19.
  3. Беньяш Р. Ленинградский Академический Большой драматический театр им. М. Горького. — Л.: Искусство, 1968. — С. 17—19.
  4. Беньяш Р. Ленинградский Академический Большой драматический театр им. М. Горького. — Л.: Искусство, 1968. — С. 24.
  5. Большой драматический театр // Театральная энциклопедия (под ред. С. С. Мокульского). — М.: Советская энциклопедия, 1961. — Т. 1.
  6. ↑ Художники «Мира Искусства» в Большом драматическом театре // Наше наследие : журнал. — М., 2005.
  7. Рецептер В. Э. Жизнь и приключения артистов БДТ. — Москва: Вагриус, 2005. — С. 120. — ISBN 5-475-00096-4
  8. ↑ Большой драматический театр // Энциклопедия Санкт-Петербурга.
  9. 1 2 Беньяш Р. Ленинградский Академический Большой драматический театр им. М. Горького. — Л., 1967. — С. 30—32.
  10. Официальный сайт Большого драматического театра
  11. Сайт Общества «Мемориал»
  12. Цит. по: Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 138. — ISBN 5-235-02680-2
  13. 1 2 3 Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 140—141. — ISBN 5-235-02680-2
  14. 1 2 Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 141. — ISBN 5-235-02680-2
  15. Официальный сайт Большого драматического театра
  16. 1 2 Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 138. — ISBN 5-235-02680-2
  17. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 133—137. — ISBN 5-235-02680-2
  18. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 184. — ISBN 5-235-02680-2
  19. Предлагаемые обстоятельства. Из жизни русского театра второй половины XX века. — М.: Артист. Режиссер. Театр, 1999. — С. 10—17. — 351 с. — ISBN 5-87334-038-2
  20. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 182. — ISBN 5-235-02680-2
  21. Цит. по: Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 152—153. — ISBN 5-235-02680-2
  22. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 271. — ISBN 5-235-02680-2
  23. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 289—290, 292—293. — ISBN 5-235-02680-2
  24. Роза // Памяти Розы Сироты // Петербургский театральный журнал. — СПб, 1996. — № 9.
  25. О пользе чтения летописей // Сцена. — 2009. — № 6 (62).
  26. Горфункль Е. И.  // Звёзды петербургской сцены (под ред. Б. Покровского). — М.: АСТ-Пресс Книга, 2003. — С. 253. — ISBN 5-7805-0996-4.
  27. Смелянский А. М. Предлагаемые обстоятельства. Из жизни русского театра второй половины XX века. — М.: Артист. Режиссер. Театр, 1999. — С. 53. — 351 с. — ISBN 5-87334-038-2
  28. Эрвин Аксер в БДТ // Петербургский театральный журнал. — 2006. — № 4 (46).
  29. Свободин А. П. "Беспокойная старость" // Театр : журнал. — М., 1970. — № 8. — С. 17.
  30. О Товстоногове // О театре. — М.: "Искусство", 1977. — Т. 4. Дневник театрального критика: 1930—1976. — С. 542. — 639 с.
  31. Цит. по: Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 369. — ISBN 5-235-02680-2
  32. 1 2 3 Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 370. — ISBN 5-235-02680-2
  33. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 372. — ISBN 5-235-02680-2
  34. Зинаида Шарко. Капризная, упрямая, счастливая // Да : газета. — Л., 2009. — № 5 (130).
  35. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 373, 385—390. — ISBN 5-235-02680-2
  36. См. также: Беньяш Р. Ленинградский Академический Большой драматический театр им. М. Горького. — Л.: Искусство, 1968. — С. 11—13.
  37. 1 2 Беньяш Р. Ленинградский Академический Большой драматический театр им. М. Горького. — Л.: Искусство, 1968. — С. 10—12, 14—17.
  38. Беньяш Р. Ленинградский Академический Большой драматический театр им. М. Горького. — Л.: Искусство, 1968. — С. 97—101.
  39. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 159—168, 368—369. — ISBN 5-235-02680-2
  40. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 366. — ISBN 5-235-02680-2
  41. Официальный сайт Большого драматического театра
  42. Старосельская Н. Товстоногов. — М.: Молодая гвардия, 2004. — С. 366—367. — ISBN 5-235-02680-2
  43. Чхеидзе Темур Нодарович // Большой драматический театр им. Г. А. Товстоногова (официальный сайт)
  44. Вы должны знать, про какой Завет ставите (беседа с Т. Чхеидзе) // Петербургский театральный журнал. — СПб, 2007. — № 47.
  45. Люди театра. Большой драматический театр (официальный сайт). Архивировано из первоисточника 18 августа 2012. Проверено 6 августа 2012.

См. также

Ссылки

  • Официальный сайт театра

Большой драматический театр имени Г. А. Товстоногова.